Gatchina3000.Ru - Российские универсальные и тематические энциклопедии
Брокгауз-Ефрон и Большая Советская Энциклопедия
Российские универсальные энциклопедии



на головную страницу сайта | к оглавлению раздела | Карта сайта / map

Статьи и публикации о городе Гатчина

Articles and publications about the city of Gatchina

 
 
Web gatchina3000.ru
 

Путеводитель "Вокруг Гатчины по пушкинскому кольцу"

Источник: trassa.narod.ru - Путешествия и автотуризм, путевые заметки, рассказы о поездках, информация о городах и странах, полезные ссылки, фотографии и открытки из домашней коллекции

Автор: Антон (aka Ворчун)


Суйда (усадьба Ганнибала) – Воскресенское (Воскресенская церковь, могила Ганнибала) – Кобрино (домик няни Пушкина, руины усадьбы Карташевских) – СиверскийВыра (домик станционного смотрителя) – Рождествено ("Усадьба Набокова") – Никольское (усадьба “Сиворицы”)

 

Этот маршрут ориентирован на жителя Петербурга, ищущего способ культурно провести день за городом. Буду рад, если он кому-нибудь пригодится. Благодарности, замечания и комментарии можно оставить в Гостевой книге или направить мне электронной почтой.

Ориентировочное время маршрута (с экскурсиями, прогулками, купанием, обедом и выходами из машины во всех точках маршрута) – 6-8 часов, протяженность – 160 км (от пл. Победы и обратно).

С собой, помимо этой распечатки, документов и денег, рекомендуется взять купальные принадлежности и канистру для питьевой воды.

Ну, поехали!


Добраться до описываемых в рассказе мест достаточно просто: выезжаем из Петербурга по Пулковскому (или Киевскому) шоссе. Для большинства жителей Петербурга наше путешествие начнется от площади Победы, где и берет свое начало Пулковское шоссе, являясь естественным продолжением Московского проспекта.

Когда-то (да и сейчас это название встречается на картах) этот район именовался Средней Рогаткой (сторожевой заставой). Первая застава на пути в Петербург располагалась у подножия Пулковских высот, вторая (средняя) – на месте современной площади Победы, а третья – у Московских ворот, главного въезда в город со стороны Москвы.

Здесь, на площади Победы, находился Путевой дворец, построенный архитектором Растрелли для отдыха по дороге в Москву императрицы Екатерины. Долго же длилась дорога, если отдыхать приходилось каждые 20 километров! Дворец этот, превращенный в фабрику в конце XIX века, был разобран при возведении памятника героическим защитникам Ленинграда в 1962 году. Вместо него Петербург обзавелся новой архитектурной доминантой, известной в народе под нелестным названием “Стамеска”.

Далее шоссе поведет нас к аэропорту. Хорошее дорожное покрытие побудит многих притопить педальку, чем активно пользуются рыцари жезла и свистка, посему не рекомендую вам слишком отрываться от потока. Наиболее часто устраивается засада между двумя железнодорожными мостами. Сразу за ними – пост ГАИ.

На разделительной полосе расположены верстовые столбы, установленные в 1774 году при благоустройстве Царскосельского тракта. Здесь же, если верить Радищеву, проходил и Московский тракт, иначе зачем, спрашивается, заезжал он в Софию (район современного города Пушкина) в своем “Путешествии из Петербурга в Москву”? Верстовой столб с нулевой отметкой находится в вестибюле Главпочтамта. Именно там и начинается нумерация всех ведущих из Петербурга дорог.

Вблизи Пулковских высот, посреди шоссейной дороги сохранился старинный фонтан, сооруженный в 1809 году по проекту Тома де Томона, архитектора биржи. Я думаю, что его строительство здесь связано не столько с эстетическими, сколько с утилитарными требованиями – лошадей надо было где-то поить. Еще один фонтан устроен в ограде Пулковской обсерватории, к которой мы сейчас приближаемся.

После развилки на Пушкин дорога резко идет в гору. Перед подъемом не следует слишком сильно разгоняться – действие знака "80" отменяется, и гаишники любят консультировать на этом участке зазевавшегося водителя на предмет ограничения скорости в населенных пунктах.

По правую руку за зеленой изгородью можно увидеть здание старейшей в России обсерватории, а немного впереди слева находится памятник солдатам Великой отечественной – здесь, на Пулковских высотах, шли бои за Ленинград.

Далее – практически прямая “трехполоска”, которая выведет нас прямо к Гатчине. Через три километра – перекресток с Волхонским шоссе (налево – Пушкин, направо – Южное кладбище и, далее, Стрельна). Внимание – светофор! После него (до следующего светофора) следует не очень хороший участок маршрута: разбитая дорога и много похоронных венков вдоль нее. Будьте осторожны!

Еще через три километра – последний светофор на перекрестке с дорогой на Красное Село (направо; налево – тупик с надписью “путепровод закрыт”). Нам, естественно, прямо.

Далее легенда трассы проста (километраж от Главпочтамта, по столбикам вдоль дороги):

  • 31 км – Дони (граница Петербурга и Ленинградской области, АЗС)
  • 33 км – Зайцево (почти всегда ГАИ)
  • 39 км – Верево (автосервис)
  • 40 км – Вайя (мост через Ижору, слева на чьем-то садовом участке расположен дот).


При выезде из Вайи (41 км) будьте внимательны: нам налево, на гатчинскую объездную. Вечером в пятницу и вечером в воскресенье транзитный проезд через Гатчину запрещен. ГАИ не желает разбираться, кто едет транзитом, а кто – нет, поэтому просто останавливает в это время все машины с номерами, выданными в ином, нежели 47, “субъекте” РФ.

Не могу не сказать пару слов о Гатчине, жемчужине садово-парковой архитектуры и проч. и проч. Обязательно посетите этот город! Погуляйте по паркам, дворцам и павильонам, возьмите напрокат лодку и покатайтесь на ней по прудам и каналам. Когда я впервые посетил Гатчину в 1991 году, пруды ее парков были столь прозрачными, что было видно сновавших под лодкой разноцветных рыбок. Складывалось ощущение, что скользишь по глади аквариума. В последнее время “затянулась бурой тиной гладь старинного пруда”, вода утратила свою прозрачность, народ разводит костры прямо в парке. Посему – торопитесь, пока Гатчинское великолепие не сгинуло в огне так, как многое из того, о чем пойдет дальше речь.

Впрочем, я отвлекся… Вернемся на гатчинскую объездную.

Взбираемся на железнодорожный путепровод. Он, как и следующий, находится в плачевном состоянии, рекомендуется сбросить скорость. Далее “двухполоска” делает затяжной правый поворот. Запрет обгона на этом участке приносит неплохой хлеб гаишникам, да и место для обгона не самое удачное. Лучше запастись терпением. Перед вторым железнодорожным путепроводом находится неплохая заправка “Лукойл” с магазинчиком, ассортимент которого меня порадовал во время последней поездки. Спускаемся с моста, проложенного над железной дорогой, и едем до указателя на Куровицы (около 2 км).

48 км - поворот на Куровицы. Проехав под виадуком, поворачиваем направо и еще раз направо, забираемся на этот самый виадук. Сзади остается Гатчина. Километраж начинает свой новый отсчет.

Через три километра, у перекрестка с бывшей стратегической объездной (ныне А120), по которой можно выехать к Большой Ижоре (направо) или к Рощино (налево), расположен дот. Сразу за перекрестком – монумент на братском кладбище советских солдат, погибших в Великую отечественную.

Пижма - первая деревня нашего "кольца".

Мы въехали в вотчину Ганнибала. Кто был этот человек, и что мы о нем знаем? Нисколько не сомневаясь в том, что, просматривая эти строки, читатель мой более чем осведомлен о роли Ганнибала в российской истории и о его родственных отношениях с гением русской поэзии, я все же позволю себе процитировать Александра Сергеевича, тем более что лучше сказать не смогу:

"Родословная матери моей еще любопытнее. Дед ее был негр, сын владетельного князька. Русский посланник в Константинополе как-то достал его из сераля, где содержался он аманатом (заложником - АК), и отослал его Петру Первому вместе с двумя другими арапчатами. Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне, в 1707 году [...] и дал ему фамилию Ганибал. В крещении наименован он был Петром; но как он плакал и не хотел носить нового имени, то до самой смерти назывался Абрамом. Старший брат его приезжал в Петербург, предлагая за него выкуп. Но Петр оставил при себе своего крестника. До 1716 году Ганибал находился неотлучно при особе государя, спал в его токарне, сопровождал его во всех походах; потом послан был в Париж, где несколько времени обучался в военном училище, вступил во французскую службу, во время испанской войны был в голову ранен в одном подземном сражении (сказано в рукописной его биографии) и возвратился в Париж, где долгое время жил в рассеянии большого света. Петр I неоднократно призывал его к себе, но Ганибал не торопился, отговариваясь под разными предлогами. Наконец государь написал ему, что он неволить его не намерен, что предоставляет его доброй воле возвратиться в Россию или остаться во Франции, но что во всяком случае он никогда не оставит прежнего своего питомца. Тронутый Ганибал немедленно отправился в Петербург. Государь выехал к нему навстречу и благословил образом Петра и Павла, который хранился у его сыновей, но которого я не мог уж отыскать. Государь пожаловал Ганибала в бомбардирскую роту Преображенского полка капитан-лейтенантом. Известно, что сам Петр был ее капитаном. Это было в 1722 году.

После смерти Петра Великого судьба его переменилась. Меньшиков, опасаясь его влияния на императора Петра II, нашел способ удалить его от двора. Ганибал был переименован в майоры Тобольского гарнизона и послан в Сибирь с препоручением измерить Китайскую стену. Ганибал пробыл там несколько времени, соскучился и самовольно возвратился в Петербург, узнав о падении Меньшикова и надеясь на покровительство князей Долгоруких, с которыми был он связан. Судьба Долгоруких известна. Миних спас Ганибала, отправя его тайно в ревельскую деревню, где и жил он около десяти лет в поминутном беспокойстве. До самой кончины своей он не мог без трепета слышать звон колокольчика. Когда императрица Елисавета взошла на престол, тогда Ганибал написал ей евангельские слова: “Помяни мя, егда приидеши во царствие свое”. Елисавета тотчас призвала его ко двору, произвела его в бригадиры и вскоре потом в генерал-майоры и в генерал-аншефы, пожаловала ему несколько деревень в губерниях Псковской и Петербургской, в первой Зуево, Бор, Петровское и другие, во второй Кобрино, Суйду и Таицы (на самом деле, петербуржские имения были приобретены Ганнибалом самостоятельно – АК), также деревню Раголу, близ Ревеля, в котором несколько времени был он обер-комендантом. При Петре III вышел он в отставку и умер философом (говорит его немецкий биограф) в 1781 году, на 93 году своей жизни. Он написал было свои записки на французском языке, но в припадке панического страха, коему был подвержен, велел их при себе сжечь вместе с другими драгоценными бумагами.

В семейственной жизни прадед мой Ганибал [...] был несчастлив [...]. Первая жена его, красавица, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он с нею развелся и принудил ее постричься в Тихвинском монастыре, а дочь ее Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал ее себе на глаза. Вторая жена его Христина-Регина фон Шеберх вышла за него в бытность его в Ревеле обер-комендантом и родила ему множество черных детей обоего пола".

Воскресенское / Суйда

В 4 км от Пижмы находится село Воскресенское. Здесь мы сделаем нашу первую плановую остановку.

Доезжаем до церкви (рассказ о ней – впереди), делаем левый поворот по знаку [Суйда. Усадьба А.П. Ганнибала. 0,5 км] и въезжаем в поселок Суйда. Значение этого слова невыяснено. Андрей Бурлаков, основатель и директор музея-усадьбы, считает, что “суйда – реликтовое слово непонятного нам средневекового языка”. Действительно, места эти древние – археологи нашли в окрестностях Суйды могильники, относящиеся еще к Х веку. Впервые Суйдинский погост с церковью “велики Никола” письменно упоминается в новгородской летописи 1499. В то время здесь существовал женский монастырь.

В начале ХХ века Суйда славилась трактирами да рюмочными, пользовавшимися бешеной популярностью у знаменитых дачников вроде Шаляпина. То ли от Арины Родионовны, жившей здесь (хорошая старушка, но “с одним грешком - выпить любила”), обычай этот завелся, то ли нет, но в старых дорожных справочниках так и писали - Суйда (Пьяная). А потом, в советское время, стали писать картины с местных крестьян. Помните – “Ходоки у Ленина”? Позировали художнику Серову суйдинцы, дед Савкин и дед Хихияйнен. Третий, самый трезвый на картине, прототип затерялся…

Впрочем, вернемся к событиям XVIII века, к тем историческим личностям, память о которых жива в Суйде и по сей день.

Справа возвышаются огромные блочные дома, которые какие-то шутники (мы знаем, какие) понастроили зачем-то в этом поселке. Наверное, пытались стереть границы между городом и деревней. И это им почти удалось. В ущерб деревне, к сожалению.

Наше внимание приковывает к себе небольшой бревенчатый дом, расположенный по правую руку. На самом деле домик этот имеет лишь косвенное отношение к музею: он был воссоздан в наше время в стиле крестьянской избы XIX века.

Музей располагается в бывшем гостевом флигеле некогда обширного имения Ганнибала. Сейчас это – небольшой белый домик слева от дороги. Здесь располагается правление сельскохозяйственного объединения “Суйда”, музей занимает лишь несколько комнат в этом здании.

Музей-усадьба Ганнибала

Прежде чем пройти в музей, я позволю себе вкратце обозначить основные вехи истории суйдинской усадьбы.

После победоносного завершения Северной войны Петр I пожаловал мызу Суйду Петру Матвеевичу Апраксину, освободившему этот край от шведов. У его внука, Федора Алексеевича Апраксина, весной 1759 года мызу Суйду с приписанными к ней селом Воскресенским и окрестными деревнями приобретает Абрам Петрович Ганнибал. На момент покупки в Суйде имелись господский дом, построенный в стиле барокко, регулярный сад с прудом и прочие служебные усадебные постройки.

С 1762 года А. П. Ганнибал постоянно жил в Суйде, которая стала родовым гнездом многочисленной семьи. Здесь он умер в возрасте 92 лет 14 мая 1781 года и был похоронен недалеко от своего имения, около церкви в селе Воскресенском.

После смерти Абрама Петровича Суйда переходит к его старшему сыну, Ивану Абрамовичу Ганнибалу. Военачальник, смельчак и добряк, основатель города Херсон, он так и умер холостяком. Снова обратимся к классику:

Старший сын его, Иван Абрамович, столь же достоин замечания, как и его отец. Он пошел в военную службу вопреки воле родителя, отличился и, ползая на коленях, выпросил отцовское прощение. Под Чесмою он распоряжался брандерами и был один из тех, которые спаслись с корабля, взлетевшего на воздух. В 1770 году он взял Наварин; в 1779 выстроил Херсон. Его постановления доныне уважаются в полуденном краю России, где в 1821 году видел я стариков, живо еще хранивших его память. Он поссорился с Потемкиным. Государыня оправдала Ганибала и надела на него Александровскую ленту; но он оставил службу и с тех пор жил по большей части в Суйде, уважаемый всеми замечательными людьми славного века, между прочими Суворовым, который при нем оставлял свои проказы и которого принимал он, не завешивая зеркал и не соблюдая никаких тому подобных церемоний.

После смерти Ивана братья, запутавшись в долгах, в 1805 году продали Суйду коллежскому асессору В.В. Цыгареву. Так рухнул последний оплот петербургских имений Ганнибалов, и потомки Арапа Петра Великого остались лишь псковскими помещиками.

До 1870-х годов имение переменило еще двух владельцев. Последним был Иван Александрович Горчаков, при котором в 1873 году сделали опись строений. Среди них - деревянный на каменном фундаменте дом с мезонином; дом управляющего - двухэтажный, нижний этаж каменный, верхний деревянный; каменные риги, гумно, скотный двор, конюшни, кузница; каменно-деревянная двухэтажная молочня.

Усадебный дом Ганнибала сгорел, судя по всему, в 1897 году, однако в наши дни при прокладке газопровода был обнаружен его фундамент. До наших времен сохранились служебные постройки: дом управляющего, конюшни, людская, кузница, скотный двор и гостевой флигель, где и находится сам музей. Куда мы с вами и направимся.

Основная экспозиция музея состоит из подлинных предметов, принадлежавших самому прадеду Пушкина (книг, утвари, посуды), результатов раскопок на месте фундамента дома, подарков, преподнесенных музею потомками Пушкина и Арины Родионовны. Не стесняйтесь задавать экскурсоводам вопросы – здесь отсутствует то высокомерие, которое характерно сотрудникам музея в Пушкинских Горах.

Из сувениров рекомендую приобрести буклет, изданный самим директором музея А. Бурлаковым, открытки и (грустный сувенир!) кусочки от сгоревшего Ганнибаловского дуба (о нем рассказ впереди).

Впечатлении от посещения усадьбы Ганнибал будет неполным, если вы не посетите знаменитое Лукоморье, что расположено в раскинувшемся за усадьбой парке.

Парк

Выдающийся инженер своего времени, А. П. Ганнибал мог сам распланировать парк, создать искусственную водную систему, построить усадебные сооружения. Некогда огромный парк, окружавший усадьбу, украшали грот и беседка, канал, по которому ходили лодки, а также большая цветочная клумба с солнечными часами. К сожалению, от этого великолепия ничего не осталось: лишь старые посадки липы около здания музея и пруда. К нему-то мы и направимся.

Пруд находится сразу за музеем. По дороге к пруду мы увидим одну из главных достопримечательностей парка: каменный диван, вырубленный по приказу Ганнибала в огромном валуне, сохранившемся с ледникового периода. Устройтесь на нем поудобнее и приготовьтесь выслушать легенду, которой начинается поэма А. С. Пушкина “Руслан и Людмила”:

У лукоморья дуб зеленый;
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом...

[...]

И я там был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый;
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.
Одну я помню: сказку эту
Поведаю теперь я свету...
Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой.

По местному “преданию старины глубокой”, при первом владельце мызы графе Апраксине в работах по обустройству усадьбы участвовали пленные шведские солдаты. Говорят, Апраксин лично придумал оригинальную форму пруда – его очертания напоминают натянутый лук, направленный в строну Швеции. Это место суйдинцы прозвали Лукоморьем.

Няня поэта, Арина Родионовна, родом из этих мест (чуть дальше, в Кобрино, мы увидим и ее домик). Из ее сказок и вырос пушкинский “у Лукоморья дуб зеленый”: рядом действительно рос огромный дуб, прозванный “ганнибаловским”. К несчастью, 25 мая 2000 года знаменитый дуб сгорел. Суйдинский школьник развел в старом дупле костер. Дубу к тому времени насчитывалось 700 лет, и высохший исполин вспыхнул, как спичка. Останки дуба можно найти, обогнув Лукоморье слева. Печальное зрелище… Единственное утешение – это обилие других дубов, которые также росли здесь во времена Арапа Петра Великого.

Впрочем, не будем о грустном. Суйда начинает возрождаться: в 2000 году был очищен заросший пруд, на месте поврежденных ураганами последних лет лип, дубов и кленов посажены молодые саженцы. Раскопки на месте обретенного фундамента дома Ганнибала пополнили музей новыми экспонатами. Заново отстроена Воскресенская церковь, та самая, у которой мы повернули к усадьбе. Там мы и сделаем нашу следующую остановку.

Воскресенская церковь

Воскресенская церковь, уже третья по счету, была заложена в 1992 году. Для новой церкви было выбрано новое место. Предыдущая церковь располагались неподалеку отсюда, на кладбище, где покоится прах Ганнибала.

Именно здесь, в церкви села Воскресенского, 28 сентября 1796 года внучка А.П. Ганнибала Надежда Осиповна венчалась с Сергеем Львовичем Пушкиным. Через три года у них родился ребенок, которого назвали Александром… В начале ХХ века та церковь сгорела от прямого попадания молнии. Ее преемницу сожгли в 1964 году. Новая церковь строится по проекту архитектора А. А. Семочкина – его имя еще будет упомянуто в нашей экскурсии. На церковной звоннице установлен старинный колокол, чудом уцелевший от пожара. Именно его звон разносился над округой в те времена, когда здесь жили предки Пушкина…

Выезжаем обратно на дорогу Гатчина – Куровицы, делаем левый поворот. Через 200 метров справа по курсу – парковка, обустроенная во время празднования двухсотлетия со дня рождения Александра Сергеевича (тогда же здесь появились дорожные указатели). Здесь и находится могила Ганнибала.

Могила Ганнибала

Могилу Ганнибала теряли дважды. Первый раз она сравнялась с землей в конце XIX века. Но в первую мировую в барской усадьбе устроили военный госпиталь, и, когда стали хоронить умерших солдат, лопаты наткнулись на плиту “Ганнибал”. Ее вернули на место. А в 1922-м новая власть организовала коммуну, и со старого кладбища стянули надгробия – на фундамент для бараков. В 1970-х годах все кладбище вместе с могилой Ганнибала распахали под картошку. Позже музею удалось отвоевать островок – на нем и поставили надгробие, посадили деревья. Старожилы уверяют: Абрам Петрович в этом радиусе и лежал...

 

Покидая Суйду/Воскресенское, бросим последний взгляд на

историю семьи Ганнибалов:

Ганнибал Абрам Петрович (1696 - 1781);

Его жена, Христина фон Шеберх. Умерла в 1781 году. Дочь шведа на русской службе, вышла замуж за Ганнибала в 1736 году, первых детей родила вне брака.

У них было 11 детей:

  1. Иван (1731 – 1801);
  2. Евдокия (1731 – 1754);
  3. Елизавета (1737 – год смерти неизв.);
  4. Анна (1741 – 1788);
  5. Петр (1742 – 1826);
  6. Осип (дед Пушкина) (1744 – 1806);
  7. Агриппина (1746 – 1746);
  8. Исаак (1747 – 1804);
  9. Екатерина (1750 – 1751);
  10. Яков (1752, умер в детстве);
  11. Софья (1759 – 1802).

Дед и бабка А.С. Пушкина:

  • Осип Абрамович Ганнибал (1744 – 1806);
  • Мария Алексеевна (в девичестве Пушкина) (1745 – 1818);

Родители А.С. Пушкина:

  • Надежда Осиповна Ганнибал (1775 – 1836);
  • Сергей Львович Пушкин (1770 – 1848).

Их дети:

  1. Ольга (1797 – 1868);
  2. Александр (1799 – 1837);
  3. Николай (1801 – 1807);
  4. Лев (1805 – 1852);
  5. Михаил (1806 – 1816);
  6. Павел (1806 – 1816).

В начале ХХ века мужская линия Ганнибалов прерывается. С ней и исчезает из российской генеалогии эта странная и знакомо-непривычная русскому слуху фамилия. Однако кровь Ганнибала течет в жилах многих жителей Суйды – во всяком случае, многие из них уверены в том, что являются потомками внебрачных детей “черного барина”.

Бывал ли сам Пушкин в Суйде? Если верить преданию, то его, полуторагодовалого, привозили сюда родители – Надежда Осиповна и Сергей Львович. Поездка была связана с продажей имения Кобрино – оно находилось по соседству и принадлежало матери поэта, Надежде Осиповне. Самого “черного барина” маленький Пушкин не застал – тот умер за 18 лет до его рождения. Зато еще был жив Иван, любимый сын Абрама Петровича. С другой стороны, нет никаких свидетельств того, что Н.О. Пушкина брала с собой крохотного Александра в довольно утомительное по тем временам путешествие. Скорее, учитывая деловую сторону поездки, он оставался на попечении бабушки в Петербурге.

Впрочем, - позволю себе пофантазировать - представляется вполне реальным, что Пушкин мог навестить эти земли в уже более зрелом возрасте: документально подтверждено, что Пушкин останавливался в Выре, почтовой станции в десятке верст от Суйды. И, зная тот трепет, с которым Александр Сергеевич относился к личности Ганнибала, вполне можно предположить, что он все-таки посетил эти места.

Продолжим наш путь по ганнибаловским землям.

На ганнибаловский период приходится расцвет сельскохозяйственной славы Суйды: на полях крестьяне начинают выращивать картофель, в оранжереях – лимоны, персики, абрикосы. До сих пор огромное поле, расположенное рядом с шоссе, называют Ганнибаловским полем.

На реке Суйде, рядом с дорогой на Кобрино, Ганнибал строит каменную мельницу. Память об этом сооружении сохранилась в названии поселка, к которому мы с вами и приближаемся.

Мельница

Сразу за знаком [Мельница] начинается крутой спуск с поворотом. Легко проходится на третьей передаче. Именно здесь, на берегу реки Суйды и находилась ганнибаловская мельница. От нее остался лишь каменный уступ в плотине под дорогой. Ничего особенного, но я бы рекомендовал вам остановиться сразу за мостом. Помните, в начале экскурсии я советовал взять емкости для воды? Здесь, справа от дороги находится родник. Пользуйтесь на здоровье!

После небольшого перелеска слева от дороги видно чудо космического века: огромные белые шары, стремящиеся затеряться в редких деревьях. Тщетно – судя по рассказам очевидцев, их сияние привлекает НЛО, как мед – насекомых.

Кобрино

В имение Ганнибалов входила и деревня Кобрино, где родилась няня поэта Арина Родионовна. Ее домик теряется на фоне вновь отстроенных коттеджей, поэтому не промахнитесь: это десятый слева дом вдоль дороги. Напротив: кафе и неслабая вилла очень непростых людей. Впрочем, я остался им благодарен – при сооружении массивной ограды вокруг своего дома они все-таки оставили достаточно места для парковки. Чем и рекомендую вам воспользоваться. И тут же огорчу вас: домик няни поэта сейчас закрыт на реконструкцию. Ранее в нем располагалась небольшая экспозиция, рассказывающая о быте крестьян XIX века. Впрочем, и сейчас никто не запретит вам пройти во двор и сфотографироваться на фоне дома.

Следующей нашей остановкой будет берег реки Кобринки, на этот раз с менее познавательными целями. Если погода способствует, рекомендую вам доехать до моста (несколько сотен метров) и, не переезжая через него, повернуть направо. Здесь – неплохое место для купания.

Надеюсь, вам повезло с погодой и вы получили удовольствие от водных процедур. Что ж, едем дальше.

Сразу за мостом остановитесь у первого же поворота направо. Перспективу улицы замыкает огромный пустующий особняк. Если развалины в стиле декораций для фильмов ужасов Хичкока вызывают у вас трепет, подъедьте поближе к дому. Судьба усадьбы печальна, но, к сожалению, характерна для большинства русских помещичьих имений:

После смерти Абрама Петровича Ганнибала Кобрино переходит по наследству к Осипу, будущему деду Александра Сергеевича Пушкина. К слову сказать, из одиннадцати детей Ганнибала лишь старший сын, Иван, был светом в окошке. Остальные же трое сыновей - горе луковое: Исаак разорился, со службы его выгнали, сидел в долговой яме, умер в тюрьме, а пятнадцать его детей разошлись по приютам. Осип же бросил жену с маленькой дочкой Надей (будущей матерью поэта) и обвенчался с Устиньей Толстой. Был скандал, дошло до вмешательства царицы, их брак был расторгнут. Однако Осип к жене и дочери так и не вернулся. Вот что об этом пишет сам Пушкин:

"Дед мой, Осип Абрамович (настоящее имя его было Януарий, но прабабушка моя не согласилась звать его этим именем, трудным для ее немецкого произношения: "Шорн шорт, говорила она, делат мне шорни репят и дает им шертовск имя") — дед мой служил во флоте и женился на Марье Алексеевне Пушкиной, дочери тамбовского воеводы, родного брата деду отца моего (который доводится внучатым братом моей матери). И сей брак был несчастлив. Ревность жены и непостоянство мужа были причиною неудовольствий и ссор, которые кончились разводом. Африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединенные с ужасным легкомыслием, вовлекли его в удивительные заблуждения. Он женился на другой жене, представя фальшивое свидетельство о смерти первой. Бабушка принуждена была подать просьбу на имя императрицы, которая с живостию вмешалась в это дело. Новый брак деда моего объявлен был незаконным, бабушке моей возвращена трехлетняя ее дочь, а дедушка послан на службу в черноморский флот. Тридцать лет они жили розно. Дед мой умер в 1807 году, в своей псковской деревне, от следствий невоздержанной жизни. Одиннадцать лет после того бабушка скончалась в той же деревне. Смерть соединила их. Они покоятся друг подле друга в Святогорском монастыре."

Над будущей матерью поэта, Надеждой Осиповной, взял опеку брат Осипа, Иван Ганнибал, он же подыскал для нее жениха – Сергея Львовича Пушкина, который приходился ей к тому же двоюродным дядькой.

Кобринское имение мать А. С. Пушкина Надежда Осиповна унаследовала в 1784 году и владела им по 1801 год, когда, в связи с отъездом Пушкиных в Москву, оно было продано Ш.К. Шандр, ставшей вскоре женой известного русского мореплавателя и географа Ю.Ф. Лисянского. Тогда садово-парковый ансамбль уже существовал.

В 1809 году, после успешного завершения кругосветного плавания с И.Ф. Крузенштерном Лисянский уходит в отставку и с той поры живет вместе с семьей в большом усадебном доме. В 1841 г. имение было куплено у его наследников Н.Т. Карташевской, сестрой писателя С.Т. Аксакова, более всего известного нам по замечательной сказке “Аленький цветочек”. Племянники писателя владели усадьбой до революции, после которой дом претерпел значительные перепланировки и использовался как туберкулезная больница.

В начале 1990-х больница была закрыта, и мрачно и страшно смотрит пустыми глазницами старый дом в ожидании случайной искры – иной участи, кажется, не уготовано ему судьбой.

Что ж, едем дальше.

Указатель на Карташевскую напоминает нам фамилию прежних владельцев этих мест. В этом поселке находится недавно восстановленная Петропавловская церковь. Особого интереса, судя по всему, не представляет, поэтому осмелюсь предложить вам ехать прямо, на Куровицы. Вслед за указателем – пара поворотов. Я бы сказал, что они особой сложности не представляют, если на этом участке мне не приходилось бы пару раз уворачиваться от вылетающих на встречку ассов. Будьте предельно осторожны!

Проезжаем транзитом Куровицы. После поворота на Вырицучасовня святого Николая-Чудотворца. Нам прямо, на Сиверский.

Сиверский

Название поселка происходит от фамилии Якова Иоанна Ефимовича Сиверса, государственного деятеля времен Екатерины Второй, новгородского губернатора, чьи владения находились здесь в те времена.

Окрестности деревни Сиверской дачники в XIX веке называли "Малой Швейцарией". Живописные берега реки Оредеж, загадочные пещеры и многочисленные родники обладали большой притягательной силой. Здесь свои этюды и картины писали Шишкин, Крамской, Бродский, не раз приезжала на дачу несравненная Матильда Кшесинская. Здесь находилось имение братьев Елисеевых, владельцев крупнейших магазинов С-Петербурга и Москвы.

Тут отдыхали Салтыков-Щедрин, Надсон, Блок, Горький, много лет подряд жил на даче Майков, а однажды к нему, почтенному седовласому поэту, сидевшему на скамейке, подошел бойкий шестилетний мальчик и сказал, что он очень любит стихи Майкова, особенно про ласточку, которые и прочел наизусть. Но сначала мальчик, будучи вежливым и воспитанным, представился: "Владя Ходасевич...".

Литературно-художественная значимость этого поселка не исчезла и поныне: сейчас здесь живет и творит Исаак Шварц, композитор, имя которого тесно связно с творчеством Окуджавы (“Ваше благородие, госпожа удача…”), Высоцкого, Луспекаева, Миронова… Близость Сиверского к пушкинским местам сделала Шварца одним из самых “пушкинских” композиторов: в 1972 году режиссер Сергей Соловьев пригласил его написать музыку к фильму “Станционный смотритель”. “Эта музыка была написана от души, – вспоминает композитор, – я действительно почувствовал то время. Да и сам я уже тридцать лет живу недалеко от дома станционного смотрителя”.

Туда мы с вами и направляемся. Наш маршрут пройдет по окраине Сиверского: при въезде в поселок нужно держаться левее, далее все время прямо, до железнодорожного переезда. С главной дороги не съезжать!

Особых достопримечательностей по дороге не наблюдается, хотя обнажения красных девонских песчаников, признаюсь честно, производят на меня колоссальное впечатление.

После железнодорожного переезда поворачиваем налево и едем (опять же по главной, которая вскоре уходит направо) вдоль местного военного городка – здесь, в Сиверской, находится военный аэродром.

Недалеко находились три имения, владельцы которых были связаны между собой узами родства. Рождествено и Вырская мыза принадлежали семье Рукавишниковых, в усадьбе Батово жили Набоковы. Две последние усадьбы до наших дней не дожили: дом в Батово сгорел в 1925, году, вырская усадьба сгинула в огне Великой Отечественной. Огонь не пощадил и усадьбу в Рождественно, однако она еще стоит на высоком холме на берегу Оредежа. Ее мы посетим чуть позже, но сначала сделаем обеденный перерыв в кабачке, названном именем пушкинского героя.

Выра

Итак, знак “Уступи дорогу” – выезд на трассу Петербург – Псков. Эта дорога проходит там же, где и в стародавние времена проходил большой почтовый тракт, связывавший Петербург с западными губерниями России. Выра была третьей станцией от столицы, где путники меняли лошадей.

Чинить дороги, наводить мосты и строить постоялые дворы за государственный счет начали в России лишь при Петре I. В 1722 голу по его указу были построены первые ямские дворы на Ревельском (Ямбургском), Московском и Шлиссельбургском трактах. С тех пор верстовые столбы, полосатые шлагбаумы и почтовые станции стали непременными спутниками любого путешествия.

Старая легенда прочно связывает Вырскую почтовую станцию с именем А. С. Пушкина и героями его повести “Дом станционного смотрителя”. Пушкин не случайно избрал местом действия своей повести почтовый двор – поэт много путешествовал, изъездив за двадцать лет своей жизни Россию почти по всем направлениям. Здесь, по Псковскому тракту проходил его путь в знаменитое ныне село Михайловское. Пушкин проезжал через эту станцию не менее тридцати раз, и неудивительно, что фамилия главного героя повести “Станционный смотритель” замечательным образом перекликается с названием почтовой станции. Кстати, слово “выр” означает пучину, омут.

Имя Самсона Вырина носит и ресторанчик, в котором я предлагаю вам отобедать.

Водителю, правда, придется доказать, что он способен выполнить грамотный разворот на достаточно загруженной трассе: кабачок расположен прямо напротив выезда на Киевское шоссе. Это – серое неказистое здание с вывеской “У Самсона Вырина”. Приятная атмосфера, свежевыпеченный хлеб (рекомендую прикупит буханку-другую для дома), неплохая русская кухня – что еще надо, чтобы насладиться прелестями путешествия?

После обеда рекомендую совершить небольшой променад на экскурсию в

“домик станционного смотрителя”.

Он располагается в здании вышеупомянутой почтовой станции. Воссозданная по проекту уже известного нам по Суйде архитектора Семочкина станция во многом обязана своему возрождению Александру Сергеевичу – не докажи литературоведы факта пребывания здесь “солнца русской поэзии”, эти руины постигла бы участь множества безвозвратно уже утраченных памятников русской архитектуры.

Эта станция – единственный в России музей, посвященный литературному герою. И в то же время – единственный в стране полностью воссозданный почтовый комплекс первой половины прошлого века.

В музее воспроизведено скромное убранство бывшей почтовой станции, показаны материалы о путешествиях Пушкина по России и работа поэта над повестью “Станционный смотритель” – рукописи, первое издание повести и многочисленные иллюстрации к ней. Один из разделов посвящен почте второй половины XIX века.

Нашей следующей остановкой будет усадьба Набокова/Рукавишниковых в Рождествено. Это следующий поселок в сторону Пскова, на юг. Автомобиль уже, слава Богу, развернут в нужном направлении.

Рождествено

Слева от дороги высится краснокирпичная церковь Рождества пресвятой Богородицы, а на противоположном берегу Оредежа, на высоком холме стоит господский дом.

Никольское

Для самых стойких – поворот направо по указателю “Меньково. 5 км”.

Усадьба Сиворицы – ныне известная как психиатрическая больница им. Кащенко. В парк вход свободный.

Продолжение следует…

Исправления и замечания приветствуются!


© Copyright HTML Gatchina3000, 2004.

 

на головную страницу сайта | к оглавлению раздела


Хостинг от uCoz